Я думаю, что всё-таки останусь здесь и буду, как и он, просто бороться

0
478
Портал Neupusti.net продолжает серию публикаций о молодёжи из Центральной Азии, которая получила образование в престижнейших университетах за рубежом, но всё же предпочла родину жизни на Западе. Данный выпуск посвящен Азату Тороеву. Этот смелый парень из Кыргызстана в свои двадцать с небольшим не только выступил на знаменитой конференции Tedx, создал фонд развития творческих навыков и потенциала у людей с ограниченными возможностями здоровья, но и преодолел ДЦП, доказав, что для него не существует лимитов.
– Меня зовут Азат Тороев. Я родом из города Алматы, но проживаю сейчас в городе Токмок – это в Кыргызстане. Родился с инвалидностью первой степени. У меня детский церебральный паралич. Я не мог ходить очень долгое время. Потом – с помощью тяжёлой физической терапии – я смог пойти. Сделал самостоятельные шаги в возрасте двенадцати лет. До этого был на домашнем обучении. В двенадцать лет пошёл в школу. Тогда у меня началась серьёзная социализация. У меня не было типичной школьной истории, как у многих людей. Все по-особенному воспринималось: первые моменты, первая школа. Для меня первым классом был пятый класс. Потом, в 11-ом классе, я поучаствовал в программе FLEX. С помощью неё я смог улететь в Штаты на один год, будучи школьником.

– В каком штате вы были?
– Я был в штате Колорадо. Город Форт-Коллинз. С 2013-го по 2014 год.

– А что было дальше? Вы куда-то поступили?
– Дальше я приехал домой и поступил в местный университет – Международный университет Центральной Азии. Я учусь на факультете международных отношений. Сейчас на 4-ом курсе нахожусь – последний год. Во время первого и второго курса я активно реализовывал проект по развитию жизни людей с ограниченными возможностями здоровья в городе Токмак, в своём родном городе. Такая менторская программа, где мы учили дюжину подростков с ограниченными возможностями: как можно поступить в колледж, как можно поступить в университет или же найти какие-то программы профессионального развития, которые помогли бы понять, чего они хотят в этой жизни.

Это продолжалось на протяжении двух лет. Большинство из них успешно поступали потом в вузы и всё ещё учатся в них. Я выступал на конференции «TEDх» в Чикаго, когда во второй раз приехал по обмену – уже по университетской линии, и смог рассказать обо всех этих вещах, о своей личной истории, о проектах. И, по возвращению сюда я уже основал фонд Valid Foundaion, которая работает в этом же направлении.

– Можете рассказать об опыте жизни в Штатах? Более ли комфортны там условия? Легче ли реализовывать проекты? 
– Там я был и как школьник, и как студент. Оба опыта очень отличались друг от друга. Первое, что я сразу заметил, это – когда ты живёшь в общежитии или в семье со всеми удобствами, то это огромная разница. Но что мне запомнилось во второй раз –это то, что там к молодым людям нет такого предвзятого отношения. Даже несмотря на то, что я студент, мне всячески помогали реализовывать свои идеи и верили в потенциал, скажем так. На TEDх меня порекомендовали потому, что там люди очень любят делиться информацией. И они не смотрят на твой возраст или на твоё происхождение, чтобы понять, достоин ли ты чего-то хорошего или нет. Я попал туда по случайной рекомендации – мне порекомендовали рассказать о себе и взяли поучаствовать в этой конференции. Как вы сами сказали, возможностей там гораздо больше, но очень многие люди сами эти возможности создают. Они не смотрят на то, что что-то там плохо вокруг нас. Проблема Центральной Азии, мне кажется, в том, что мы ожидаем, что верхушка нам всё обеспечит. В Соединенных Штатах многие люди боролись за это сами и работали напрямую с государством, чтобы всё это получилось у них.
Я подумал, стоит назвать фонд «Valid», чтобы сказать, что мы все валидные, все правильные, что мы все приемлемые, что ничего плохого в нас нет
– Вы говорили, что основали фонд. Можете больше рассказать о нём? Чем он занимается?
– Фонд основал буквально прошедшим летом. Я приехал со всем этим опытом. В принципе, работать одному – классно, не приходится с кем-то постоянно равняться. Люди многие советуют: доверия будет больше, если ты будешь выступать от какой-то организации – неважно, основал ли ты её сам или работаешь на неё. А сам я очень люблю творчество, у меня есть свой блог, свой сайт и на нём я просто пишу. Я очень люблю заниматься творчеством. Для меня – когда я был в кресле, в инвалидной коляске – именно творчество было источником какой-то надежды что ли…
Я просто создавал, сидел и не думал о том, что я в коляске, что никогда не буду ходить. Мне кажется, это ощущение можно поймать очень многим людям.

Само слово «инвалид» намекает на то, что такие люди как я – неправильные. Прямая отсылка на это. Я подумал, стоит назвать фонд «Valid», чтобы сказать: что мы все валидные, что мы все правильные, что мы все приемлемые, что ничего плохого в нас нет. Недавно мы прошли через процедуру регистрации. Это оказалось настолько сложным. Проблема в том, что мы сейчас не можем найти приемлемый офис, потому что все здания не обустроены для колясочников. Никто на своей коляске или на костылях не сможет зайти в здание. Мы пытаемся найти такое здание, которое потребует лишь мелкого ремонта для того, чтобы туда мог войти любой, каждый.

Мы уже начинаем косвенно поддерживать другие проекты. И будем заниматься развитием творческих навыков и потенциалов именно у людей с ограниченными возможностями здоровья. Если кто-то из наших подопечных будет всё-таки профессионально этим заниматься – может быть, даже представлять их официально, как агенты в Entertainment Industry. Они смогут иметь именно легальную защиту, мы сможем их консультировать на протяжение всей их карьеры.

– Что вы пожелаете ребятам, которые сейчас находятся на этапе принятия решения: уехать, остаться, сделать что-то здесь?
– Ценность, если ты делаешь что-то за рубежом, не будет такой же большой и значимой, как если ты делаешь то же самое у себя в стране. Ты помогаешь своей стране развиваться. У человека, который решил всё-таки остаться в своей стране, есть возможность делать что-то невероятное. Будучи человеком из Кыргызстана, я понимаю, какое это открытое поле: я могу строить всё, что я хочу. Всё, что душа пожелает. Просто есть свобода, есть возможности. Но эти возможности нужно создать самим. Точно так же, как в США – работать напрямую с правительством, иметь этот контакт. Это на самом деле гораздо круче. Даже сейчас, вспоминая всё, что происходило, понимаю: вообще ни на что бы не променял весь этот опыт. Предельно круто! Возможностей гораздо больше.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments